Шаблоны Joomla Joomla


Фонд исследований генома человека AIRES представляет

 airesfond@gmail.com

На сегодняшний день существует множество различных технологий корректирующего влияния на организм человека. Некоторые из них достаточно широко распространены и повсеместно пользуются вполне заслуженной популярностью. В первую очередь, это различные психотехники, формы воздействия, основанные на методах гипноза, сенсорно-полевые коррекции, рефлексотерапия и многое другое. Все они в определенном ракурсе соприкасаются с методом Резонансной БиоКоррекции (РБК), в той или иной мере предполагая возможность влияния на внутриструктурные процессы биологического организма, но, в то же время, отражают лишь отдельные аспекты общесистемного корректирующего процесса как такового, который именно с позиции медитативно-виртуального программирования (МВП) рассматривается как единая интегрированная система. Методики, не имеющие в своей основе целостно-универсального подхода, позволяющего рассматривать структурную организацию человека как многоуровневый пространственно-временной, имеющий электромагнитную природу комплекс с единым общесистемным центром смысловой ориентации и множеством развернутых в среде обитания встречно-обменных взаимосвязей, вынуждены решать проблемы дифференциации различных патологий лишь за счет одного или нескольких периферических каналов взаимодействия.

МВП - это прямое формирование разворота индивидуально-генетической матричности от объективного, программно-ориентированного общесистемного центра.

При РБК-коррекции, базирующейся на медитативно-виртуальном программировании, передаточным звеном между объектом и оператором является систематизированное пространство, которое безлично и предполагает присутствие любых смысловых модификаций, объективно требуемых в конкретной ситуации. Другими словами, возникает возможность задействовать те программные формулировки, которые, с позиции индивидуально-личностного развития объекта, недоступны для моделирования. Но, в то же время, без своевременного адекватного осознания происходящего процесса, рано или поздно, корректирующий модуль начинает «обрастать» субъективно-личностными неконструктивными категориями и, в конечном итоге, блокируется.

 

Универсально корректирующая технология, а РБК относится именно к такой форме обменного взаимодействия, - это, в первую очередь, методика творческой реализации, механизмом разворота которой является индивидуальное сознание оператора.

В свою очередь, осознанность связана с четкой конкретизацией суммарной совокупности нюансов, которые уже более не рассматриваются как составные фрагменты модели, а фиксируются как целостное, высококогерентное смысловое звено. Таким образом, осознанное использование РБК-технологии обеспечивает автоматическое заполнение задействованной матричной формы соответствующими программно-подчиненными компонентами и их проекциями.

Осознанная формулировка всегда существует в виде четко согласованного матричного звена; даже если в момент непосредственной инсталляции оно целенаправленно не акцентируется, его проявление стопроцентно предопределено на соответствующем уровне доступа в виде "закрытого" строго скомпонованного файла, где возможность фиксации определяется глубиной понимания смыслового контекста, отсутствие которого приводит к тому, что графическое построение Управляющего поля, как технологическая практика, так и остается графикой, не более. Именно осознанность определяет тот факт, что программируемое действие становится действительно результативным, а мысль, как смысловая основа процесса, - материальной.

Любой информационный потенциал как часть имеющего электромагнитную природу окружающего пространства имеет собственную архитектурную конструкцию. Информационное насыщение его структурной формы до определенного уровня концентрации отражает процесс возведения проецируемой матрицы в ранг строго конкретной, высококогерентной смысловой категории, обеспечивающей соответствующую степень стабильной фиксации, что всегда является апогеем встречного взаимодействия, после которого информационно-насыщенная нагрузка должна плавно снижаться, четко акцентируя лишь основные позиции пика интегрируемой программной формы. Другими словами, фрактальный разворот программно-подчиненной функции от центра к периферии сопровождается конкретизацией только тех зон и уровней, которые являются характерными для данной среды, в отличие от фиксации в апогее, предполагающей именно максимально высокую концентрацию провоцируемой смысловой ориентации имплантируемого потенциала. Как правило, поверхностные уровни сознания корректируемого объекта эту фазу не отслеживают, но, тем не менее, ее влияние себя проявляет в виде обусловленного разворота качественно собранного Управляющего поля, причем в соответствии с заданной цикличностью, имеющей пропорции соотношения 1 к 3, где временной промежуток, используемый для введения программы, обозначается как один период, отмечая отрезок от начала коррекции до фазы максимальной фиксации. Дальнейшие формы цикличности активного функционирования имплантированной базы будут формироваться в том же строгом соответствии, а спонтанное восстановление или осознание ее влияния также подчинено ранее заданным ритмам, укладываясь в 3, 7, 12, 18, 25, 33 и т.д. единицы, обусловленные первично обозначенным временным периодом.

Как известно, существует масса случаев, когда так называемые "целители", по сути, не обладающие необходимым качественным уровнем уравновешенной стабильности обменных процессов жизнеобеспечения собственного организма, формируют явно конструктивный и достаточно качественный результат, при этом не имея ни малейших понятий о принципах построения даже простейших программных файлов.

Каков же механизм производимого в данной ситуации действия?

В данном аспекте, неотъемлемым функциональным звеном, без которого никакое директивное влияние невозможно, является способность устанавливать встречно-обменное взаимодействие максимально широкого профиля с произвольно взятым объектом. Если в силу определенных причин, включая и состояние собственной центральной нервной системы, оператор способен сформировать имеющее электромагнитную природу глубоко ассоциированное сенсорное совмещение с реципиентом, то первичная фаза контакта, безусловно, задействована.

Взаимодействие между двумя информационно-насыщенными открытыми физическими системами всегда происходит по принципу известного закона "сообщающихся сосудов" или, другими словами, посредством так называемой встречно-обменной динамики, перераспределения активного потенциала из зон повышенной концентрации в зоны минимумов, когда любые действия, производимые оператором, сводятся лишь к той или иной методике установления максимально глубокого контакта с общесистемной формой объекта или с ее отдельными сегментами. Дальнейшая целенаправленная концентрация сознания приводит к постепенному расширению контактного взаимодействия, в процессе которого и осуществляется встречная регуляция, когда программно-ориентированный потенциал оператора начинает заполнять функциональные «пустоты» пациента, который, в свою очередь, проецирует собственную модель системной регуляции в структурную организацию корректора. Если биологические органы и отделы последнего находятся в более качественном состоянии и, в то же время плотность потенциала оператора выше, чем у объекта, то, однозначно, коррекция будет произведена. В этом случае, "впитав" в себя часть программных файлов пациента, практикующий получает возможность внедрить вместо них те функциональные алгоритмы, которые более объективны для общего генотипа, тем самым спровоцировав тенденцию к улучшению состояния реципиента. Однако, выходя из такого взаимодействия, корректор всегда ощущает на себе множественные "отпечатки" чужеродных процессов, которые, если их удается демпфировать посредством активизации собственной функции саморегуляции, исчезают бесследно, в противном же случае негативные формулировки постепенно накапливаются, довольно быстро приводя к тому, что оператор начинает страдать теми же патологиями, что и его пациенты.

Более того, если по какой-либо причине бессистемная активность периферических отделов реципиента выше среднего уровня, что имеет место при шизофрении любого типа, онкологических заболеваниях, состояниях клинической смерти, обвальных гормональных дисбалансах и т.д., то последствия формирования глубокого взаимодействия стопроцентно проявят себя в виде соответствующей негативной перемодуляции целых уровней структурной формы так называемого "целителя" под ритмику корректируемого объекта, естественно, вызывая серьезные, реализуемые в очень короткий срок, крайне негативные последствия.

В данном контексте следует отметить еще одну достаточно широко распространенную ситуацию, когда собственная индивидуально-доминирующая характеристика объекта настолько извращена, что стандартное резонансное взаимодействие с системой оператора становится невозможным. В этом варианте ассоциативное совмещение, т.е. функционально-активное взаимодействие без задействования фрактально-матричных когерентно преобразующих электромагнитное излучение пассивных резонаторов невозможен. Обе контактирующие стороны могут испытывать резкий дискомфорт при попытке формирования информационно-обменного взаимодействия даже поверхностного уровня.

99 % так называемых «народных», «магических» и т.п. "целителией", работающих именно на этих принципах, так или иначе приобретают в результате своей практики множество патологических проблем, которые, как правило, в течение 3-7 лет, начинают активнейшим образом себя проявлять, в лучшем случае заставляя заканчивать деятельность такого рода, а то и переводя их в статус клинически больных.

Некоторые личности могут достаточно легко формировать глубокое взаимодействие с реципиентом только лишь за счет гиперактивности своей центральной нервной системы. Как правило, они очень чувствительны к любым раздражителям, а их способность к восприятию чужеродных программ чрезвычайно высока вследствие истонченности и деформированности внутриструктурных барьерных мембран, которые уже не в состоянии обеспечить необходимый уровень последовательной дифференциации воспринимаемых тестовых сигналов, транслируя их в центральные зоны сознания без соответствующей адаптации, что недопустимо ни при каких обстоятельствах. В данном случае, безусловно, имеет свое влияние и физиологическая цикличность, предполагающая как периоды резкого возрастания чувствительности восприятия, так и, наоборот, ее снижение, что, опять же, обусловливает критические моменты пиковой нестабильности, когда даже весьма незначительные, импульсы вызывают множественные реакции глубоких внутриструктурных отделов.

В этом аспекте наличие четко систематизированной формы первичного тестирования играет первостепенную роль, во многом определяя соответствующие возможности функции обменной саморегуляции, образующей механизм индивидуальной адаптации, демпфирующий все неконструктивные, с позиции конкретной схематизации, чужеродные программные модели.

Таким образом, важнейшее условие резонансной терапии - высококачественное обоюдное взаимодействие максимально широкого профиля, без него конструктивный результат невозможен. Однако самое главное заключается в способности оператора сформировать целенаправленную корректирующую генерацию, что является совершенно особой формой встречного взаимодействия, предусматривающей не спонтанное перетекание между объектами информационно-насыщенного потенциала, который зачастую не может быть адекватно адаптирован, а односторонне направленный корректирующий процесс в ракурсе безусловного ведущего влияния. В то же время, если оператор придерживается позиции лишь наращивания собственной активности, абоненту создать с ним контактную трансмиссию не удается, т.к. разворачивающийся высокоамплитудный импульс не позволяет менее активной форме с ним адаптированно совместиться, пока не будет сформировано встречное взаимодействие, после чего объект, находящийся в состоянии взаимодействия, получает возможность погрузиться во фрактально развернутое оператором корректирующее Управляющее поле.

Итак, в данном варианте используется процесс, называемый генерацией, суть которого в том, что до формирования корректирующего взаимодействия оператором активизируется Универсально-преобразующее управляющее поле, что и образует соответствующий резонатор. Сформированная сознанием оператора такая высококогерентная структура генерируется постоянно в процессе взаимодействия, постепенно выравнивая внутриструктурную конструкцию своего реципиента. В результате функциональные ритмы объекта адаптированно синхронизируются через развернутую Универсальную схему компоновки информационно-насыщенных категорий текущего генотипа.

Без создания высококачественного систематизированного резонанса любые попытки развернуть многоканальную информационно-обменную сеть абсурдны. Оператор будет испытывать массу нагрузок, возникающих по многим причинам, в частности, из-за асинхронности вхождения во взаимодействие различных сегментов объекта и разноплановости их формулировок, что требует строгой фиксации и ориентации в рамках многопространственных характеристик гиперкластерного организма, а также абсолютного знания принципиальной схемы компоновки всех структурных единиц биоформы.

Директивно развернутые встречно-обменные взаимодействия осуществляются только через центр формы. Любое звено, контактирующее с другим, игнорируя этот принцип системной иерархии формы, начинает испытывать нагрузки от протекающих на периферии реакций. Происходит его подключение к процессу по типу компенсатора, вынужденно тестирующего процессы, не имеющие к нему прямого отношения. В процессе РБК-терапии необходимо всегда ассоциативно "погружаться" максимально глубоко, подразумевая взаимодействие только через центральный фазовый центр. Тем не менее, общеструктурный резонанс между поверхностными отделами объекта и оператора, безусловно, присутствует, полностью его демпфировать при целостном корректирующем взаимодействии невозможно.

Таким образом, практика резонансной терапии, основанной на перераспределении информационно-структурного потенциала, даже при наличии у оператора программного звена, но отсутствии способности осознанно генерировать его как строгую программно-подчиненную схему, приведет к неизбежной деформации привнесенной конструктивной модуляции, а имплантированный модуль так и не будет полноценно развернут и развит в виде уже собственной индивидуально адаптированной модели реципиента.

Индивидуумы, попавшие под высококачественное корректирующее воздействие могут достаточно продолжительное время, используя лишь простейшее ассоциативное взаимодействие, производить весьма эффективную терапию. Но постепенно механизм активизации имплантированной программы все более "стирается", а самостоятельная ее генерация в виде пространственно-развернутого когерентно преобразующего комплекса, как правило, является процессом чрезвычайно сложным для неподготовленного сознания. И, в результате, все дальнейшие попытки корректирующего влияния осуществляются уже только за счет реакций общего встречно-обменного замещения информационного потенциала, когда после каждого терапевтического контакта оператор сам нуждается в квалифицированной помощи. Это самый простейший метод обменного взаимодействия, он генетически предопределен для любого человека, необходимо лишь научиться целенаправленно устанавливать элементарное взаимодействие, и чем оно глубже, тем сильнее и ярче воздействие, но конструктивность такого процесса, как для реципиента, так и для оператора весьма сомнительна.

Личности, способной сознательно формировать резонансное взаимодействие с внутриструктурной информационно-обменной сетью, необходимо подтверждать соответствующей пространственно развернутой структурной конструкцией нахождение в глубоком взаимодействии с любым соизмеримым объектом. Если же практикующий не в состоянии фиксировать конструкцию Универсального управляющего поля, генерируя соответствующие смысловые категории, и в лучшем случае, может лишь поверхностно активизировать ранее имплантированные в него программные категории, то все попытки эффективно задействовать данный программно-подчиненный алгоритм будут приводить только к последовательной деформации его внутрисистемной организации.

Основу корректирующего резонанса необходимо формировать таким образом, чтобы она могла обладать четкой конкретизацией определенного количества строго взаимосвязанных уровней, обеспечивающих собственное спонтанное клонирование, когда каждая активная точка используемой схемы начинает модифицироваться в аналогичную конструкцию. В результате, в начале когерентно преобразующего воздействия реагируют основные биологические центры объекта, и далее уже возникает адаптированный общесистемный резонанс, провоцирующий выравнивание всех производных категорий генотипа, как следствие преобладающей структурированной синхронизации, которая, в свою очередь, вызывает восстановление утраченных сегментов индивидуальной схемы или демпфирование процессов, не оправданных с позиций согласования данного уровня проекционного разворота базовой основы.

По сути, коррекции совершенно не важно, чем характеризуется патология пациента, хотя, ее возможно протестировать, наложив соответствующую программную матрицу и проследив возникающие изменения взаимосвязей, отражающие, в первую очередь, такие состояния отделов организма, как чрезмерная активизация, «загруженность», блокировки и т.д. Необходимо всего лишь ввести в объект строгую формулировку Управляющего поля, четко фиксируя ее таким образом, чтобы основные взаимодействующие центры совпали, и далее инициировать фрактальный резонанс с полной синхронизацией всех имеющихся в наличии категорий, которая происходит уже автоматически. То есть оператору достаточно спроецировать корректирующий модуль и проконтролировать его последующий общесистемный фрактальный разворот. В результате, коррекция объекта проводится не линейно-последовательно, от одних участков структурной формы к другим, а фиксируется в виде объемного программно-подчиненного модуля, определяющего соответствующий резонанс с интеграцией всех субформ в единую форму.

Таким образом, алгоритм встречного взаимодействия целенаправленно не подбирается, он автоматически подстраивается в процессе адаптации двустороннего контакта "оператор-пациент" посредством Универсального управляющего поля. При этом реакция информационно-обменной системы объекта на вводимую программу носит индивидуальный характер, определяя форму и глубину конкретного взаимодействия. Сам же Универсальный когерентно преобразующий импульс не нуждается в целенаправленном подборе алгоритма введения, его характеристики изначально адаптированы и имеют доступ к индивидуальной генетической основе объекта, инициируя всеобъемлющий резонанс и плавный синхронизированный разворот на периферию. Моделирование оператором необходимой качественной плотности структурных взаимосвязей интегрируемого модуля и его безупречная фокусировка относительно основных биологических центров пациента обеспечивают практически мгновенный позитивный результат. Информационная же насыщенность Универсального управляющего поля такова, что эффект общей регенерации выражен у любого объекта. В принципе, для восстановления цитоструктуры достаточно наличия хотя бы одной живой клетки, на базе которой возможно точное воспроизводство целостной формы организма. Здесь нет никакой мистики или чуда, это строгий процесс клеточного клонирования, подчиняющийся базовым законам фрактального разворота генетической основы. Но необходимо учитывать, что чем насыщеннее программно-преобразующий модуль, тем выше требования к формирующему его сознанию. Для носителя Универсального управляющего поля коррекция биоформы становится процессом элементарным, занимающим минимально короткое время, т.к. этот программный комплекс уже собран и является неотъемлемой частью его структуры индивидуального сознания.

Но, тем не менее, пока личность не смоделировала стопроцентную модификацию собственного организма в соответствии с принципами базовой основы генетического гиперпрототипа, предварительно не скорректировав собственную структурную организацию, действие Универсального порядка для нее неосуществимо. Любое творческое проявление в окружающем пространстве происходит только в рамках того уровня развития, на котором находится оператор. Одномоментная коррекция - это компетенция индивидуального сознания, внутриструктурные процессы которого уже имеют ярко выраженную характеристику, инициирующую высококогерентную реструктуризацию всей зависимой биологической периферии.

Способность целенаправленной генерации высокофункционального когерентно преобразующего сигнала - итоговый результат медитативно-виртуального программирования, обусловленный синхронным выравниванием и полным контролем всех без исключения собственных функциональных ритмов практикующего. В противном случае генерация направленного резонанса невозможна, т.к. спонтанные всплески внутренней бессистемной активности, не подчиненные строгой схеме сознательной регуляции, будут «гасить» сформированный сознанием программно-подчиненный импульс. И хотя дальнейшее углубление взаимодействия с объектом остается доступным, но истинно корректирующего фрактального резонанса получить не удастся. Более того, первые 10-15 минут корректирующего воздействия являются максимально эффективными: 3-5 минут происходит ассоциативная концентрация, обеспечивающая соответствующую глубину "погружения" в общее взаимодействие; далее, в течение 5-7 минут оператор конкретизирует имплантируемый модуль, что сопровождается кратковременными вспышками резонанса со структурными компонентами реципиента, позволяющими демпфировать ряд нефункциональных процессов; после чего возможность эффективного корректирующего влияния постепенно сводится к минимуму. Иногда процесс торможения встречного резонанса ошибочно воспринимается оператором как фиксация моделируемой пространственно-развернутой схемы, но, на самом деле, накопленная усталость сознания уже не позволяет ему «удержать» процесс на необходимом качественном уровне.

Таким образом, как при индивидуальном медитативно-виртуальном программировании, так и в активной фазе коррекции других объектов рекомендуется работать не более 15-20 минут, что действительно обеспечивает максимальный эффект, естественно, соизмеримый с реальными возможностями практикующего. В то же время длительное нагнетание информационно-насыщенной нагрузки позитивного результата не дает и сводит процесс к элементарному «перетеканию» информационных моделей от одного объекта к другому, что конструктивным считаться не может.

Если энергоинформационный потенциал, имплантируемый в объект, будь то простейшая «заменная» терапия, целенаправленная матричная генерация или сочетание этих двух форм, имеет показатель суммарной нейтральности меньше 90 %, т.е., корректирующий импульс скомпонован не в соответствии с Универсальной схемой распределения информационно-насыщенных категорий, то для получения адекватного результата между сеансами коррекции необходимо делать перерывы – не менее чем в 3 раза длительнее, чем сами сеансы. Например, 30-минутная фаза активной коррекции требует перерыва не менее 90 минут. Попытка повысить структурный потенциал объекта в режиме многоразовой ежедневной терапии без опоры на Универсальное управляющее поле приводит к сбросу реструктурирующей программы в результате асинхронного спонтанного разворота введенного алгоритма, не получившего возможности адаптации к индивидуальным особенностям организма пациента и спровоцировавшего лишь всплеск активности в различных отделах его структурной формы.

Корректирующее воздействие на реципиента по схеме "один к одному" (15 мин коррекции + 15 мин перерыв) возможно лишь в том случае, если реструктурирующий импульс оператора обладает чрезвычайно высоким уровнем нейтральности и вводится в соответствии с Универсальными программными установками абсолютного согласования. Тогда когерентно преобразующие структуру объекта процессы протекают упорядоченно, а несфазированная активность проявляется лишь в незначительных перепадах эмоционального состояния. Далее, после 6 дней корректирующего воздействия (каждый день может включать 6, 9 и даже 12 корректирующих сеансов), в течение последующей недели необходим "свободный" период, когда происходит широкомасштабный разворот имплантированного программно преобразующего модуля. Такой «режим» позволяет сформировать за весьма короткий временной промежуток достаточный информационный потенциал. К тому же при интенсивном воздействии результативность выше, т.к. появляется дополнительный фактор внутреннего субрезонанса, поддерживаемого самим ритмом коррекции, который, в то же время, не дает возможности объекту проявлять неконструктивные действия по привычной схеме субъективизированного реагирования.

Итак, интенсивный график РБК-терапии, предполагающий 12 точек введения Универсального программно-подчиненного модуля в день, уже на третьи сутки открывает доступ к индивидуальной генетической основе реципиента. Таким образом, шесть дней цикла – это 72 сеанса системно упорядоченного взаимодействия с информационно-насыщенными категориями высокого уровня качества, что формирует энергоинформационный потенциал, возможность суммарной сборки которого доступна только при условии высокой нейтральности имплантируемой программы, обеспечивающей, в свою очередь, и безусловную адаптацию вводимого модуля, автоматически устраняя необходимость разграничений функционально отличных этапов коррекции.

Четкость конкретизации пространственно-развернутой схемы, ассоциировано фиксированной по всем активным центрам организма, должна быть безупречной, глубина трансферичного совмещения - максимальной, только в этом случае возможно спроецировать в объект программно-подчиненный когерентно преобразующий модуль, способный вызвать фрактальный резонанс соответствующих оболочек его генетической основы без каких-либо резких провокаций иммунореакций любого плана, всплесков активности и т.д. В результате, объективный разворот фрактального клонирования цитоструктуры во всех доступных отделах биоформы предопределен. Но, опять же, он может нести в себе соответствующую специфику, если в этот период объект начнет активно моделировать неконструктивные тенденции. Таким образом, безусловно, дальнейшая форма реализации любой имплантированной программы зависит от субъективизма индивидуальной личности, имеющей возможность как полноценного использования и развития полученного алгоритма, так и его извращения, блокировки и последующего сброса как не нашедшей адекватного применения программной категории.

Тем не менее, если общий цикл Резонансной БиоКоррекции предполагает три активных периода: первый - 6 дней коррекции, 1 нейтральный и 7 дней – адаптация; аналогично - второй и третий периоды, то каждый последующий этап будет разворачиваться уже на базе тех достижений, которые были зафиксированы ранее. В итоге, перспективы получения высококачественного итогового результата, ставшего уже полноценным достоянием индивидуального сознания корректируемого объекта, значительно возрастают.